Роль профессионального обучения в становлении профессиональной идентичности танцевально-двигательного терапевта — Бирюкова И.В.

РОЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ В СТАНОВЛЕНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО ТЕРАПЕВТА
Ирина В. Бирюкова
В 2010 году обучающая программа по танцевально-двигательной терапии (ТДТ), инициированная Ассоциацией Танцевально-Двигательной Терапии (АТДТ) и впоследствии аккредитованная Институтом Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП, Москва), будет отмечать свое 15-летие. Данная статья – это мысли вслух и одна из первых публикуемых попыток осмыслить опыт развития обучения ТДТ, который еще не до конца систематизирован. Желание начать разговор на эту тему связано с тем, что закончился «детский» период становления, и мы вошли в период ранней зрелости: когда накоплено достаточно знаний и опыта, есть хороший уровень мастерства, и вместе с тем обретается должный профессиональный статус и признание в социуме, начинаются научные исследования, открываются и расширяются возможности для танцевально-двигательных психотерапевтов.

Оглядываясь назад, и сравнивая историю развития обучения ТДТ в других странах, обнаруживается очень много сходства. Вот самые общие из них:
— идея терапии танцем чаще всего приходит из опыта занятий танцевальной импровизацией;
— на основателей профессиональной подготовки по ТДТ огромное влияние оказывает собственный опыт психотерапии и обучения психотерапии (различных направлений), особенно в способе осмысления и применения танцевальных форм как терапии;
— открытие обучения по ТДТ вначале в частной системе образования, и только спустя годы (в некоторых странах иногда — более десятка лет) – постепенная интеграция в гос.систему образования;
— выраженная роль профессиональных ассоциаций ТДТ для поддержания квалификационных стандартов профессии и идентичности танце-терапевта;
— трудоемкость процесса по развитию и созданию рабочих мест для танцевально-двигательных терапевтов, требующего от 10 до 30 лет, нередко сопровождаемое «доказыванием» того, что ТДТ – серьезное и полновесное направление психотерапии.
Наличие систематического обучения – одно из важнейших условий профессионального становления. Хотя, безусловно, оно им не ограничивается. В этой статье мы сосредоточимся только на этом аспекте, и попытаемся осмыслить, как опыт развития нашей обучающей программы влияет на развитие профессиональной идентичности танцевально-двигательного терапевта.
Из истории (о психотерапии и о ТДТ)
Чтобы больше понимать динамику и проблематику обучения, необходимо знать, как все начиналось.
В свое время Ассоциация ТДТ была основана для того, чтобы создать систематическое обучение по ТДТ, поскольку система отдельных не систематизированных семинаров с разными составами групп – хороша только на этапе знакомства с методом, со школой. Затем это перестает работать, порождая лишь иллюзию владения методом, поскольку дает разрозненный опыт и не обеспечивает постоянно работающую образовательную среду для тех, кто хочет работать в этом методе. И, как следствие, порождает профанацию.
Стоит также учесть, что в 1995, существовали лишь зачатки психотерапевтической культуры (она почти отсутствовала как таковая в современном понимании). Сейчас большинство школ психотерапии требуют не только системного обучения по определенным критериям, но и постоянной супервизии психотерапевтической практики и опыта личной терапии. Хотя и сейчас нельзя говорить о повсеместно развитой психотерапевтической культуре, даже в больших городах. Очень мало квалифицированных супервизоров почти во всех направлениях психотерапии. Тем не менее, разные школы психотерапии успешно развиваются (психоанализ, аналитическая психология психодрама, плейбэк, телесно-ориентированная терапия, ТДТ и многие другие), разделяют международные квалификационные требования и стараются проводить обучение в соответствии с ними. Похоже, что психотерапия, психологическое консультирование получает все больше государственной поддержки и признания ее необходимости (например, государственное финансирование создания Восточно-Европейского Института психоанализа в Санкт-Петербурге, быстрое развитие Московской городской службы психологической помощи населению, интерес в СМИ (журнал «Psychologie», ежедневная программа на 1 канале «Понять-простить» и т.д.)
Вместе с возрастающим общественным запросом на психологическую помощь, появилась еще одна опасность – излишняя коммертизация психотерапевтического обучения, когда психотерапевтическое обучение ставится на поток и штампуются специалисты за 3-12 месяцев обучения (за 72 – 200 часов). Согласно исследованиям, на профессиональное обучение психотерапевта/ консультанта оптимально требуется 4 года, а цикл профессионального становления охватывает 7 лет. Безусловно, этот факт огромный вызов — как делать образование коммерчески окупаемым и привлекательным, доступным для желающих по финансовым и временным условиям, и в тоже время дающим хорошее качество? Длительность обучения связана с тем, что современные школы психотерапии/ консультирования, пришедшие к нам с запада после падения «железного занавеса» – в своей философии имеют идею развития. Для профессиональной подготовки существенным является собственное личностное развитие слушателей, их умение и желание работать с собой. Часто в обучение психологическому консультированию и ТДТ в частности приводит глубоко укорененная и не всегда осознаваемая роль «Спасателя», которая, как известно, является частью треугольника Карпмана (Жертва-Спасатель-Преследователь). Если в процессе обучения и личной терапии она не прорабатывается, специалист очень рискует быстро выгореть, потерять смысл своей профессиональной деятельности и не научиться зарабатывать как психотерапевт (танце-терапевт), и обвинять в своем неуспехе внешние жизненные обстоятельства, недостаточность любого обучения и т.д. Способность к внутренней интегрированности и осознанности является ключевым фактором в профессиональном становлении. Можно провести параллели между стадиями профессионального становления, стадиями терапии и стадиями развития личности, например, с психоаналитической теорией идентичности Эрика Эриксона или моделью сепарации — индивидуации Маргарет Малер.
«Согласно идеям Э.Эриксона, путь, который проходит идентичность, приводит к усилению чувства внутреннего единства и способности делать «хорошо» в соответствии с собственными стандартами и стандартами важных фигур. По мнению М.Малер, поступательное развитее происходит в процессе отделения и индивидуализации, через стадии «дифференциации», обучения, «повторного сближения», до стадии «постоянного объекта»» (Хамитова, 2005, с. 366).
Поэтому обязательным требованием для подготовки танцевально-двигательных терапевтов является прохождение личной терапии на протяжении всего обучения. Здесь есть еще одна особенность, в ТДТ – инструментом работы является тело самого танцевально-двигательного терапевта, эффективное использование навыков ТДТ напрямую зависит от осознанности, телесной воплощенности и конгруэнтности (т.е. когда действие, эмоция и мысль/образ – единый, не противоречащий друг другу процесс) и от умения быть в отношениях с другим на невербальном уровне (кинестетическая эмпатия) и создавать терапевтические отношения, обеспечивающие безопасный контейнер для личностного исследования и изменения. Подобное становление требует времени, поэтому наши требования по часам – это высокая планка, но ее нельзя опускать ниже, это минимум (который был также вычислен опытным путем и сейчас закреплен Европейской АТДТ), иначе мы не можем подготовить достойных специалистов.
Есть ряд изначальных требований к поступлению в Программу профессиональной переподготовки ТДТ в ИППиП, «эта стартовая площадка» также влияет на скорость становления и успешность в качестве ТД-терапевта в будущем.
1. Личностная зрелость (это связано со способностью к личностной интеграции, умением и мотивацией работать с собой через танец и другие формы, способностью к открытому диалогу с собой и с другими). Мы определяем нижнюю границу — 23-24 года – это связано с тем, что в нашей стране Вузы заканчивают в 21-22 года. В тоже время профессия психотерапевта требует жизненного опыта, и оптимальной нижней границей для начала обучения психотерапии было бы 24-25 лет. В процессе обучения происходит настолько сильная личностная работа, что некоторые останавливают свое обучение или завершают его, понимая, что их предназначение в чем-то другом. Это позитивный момент, так как человек обретает себя и имеет ресурсы осознанно следовать своему Пути, или искать его дальше за пределами ТДТ. Отрицательный аспект – мы имеем меньше практикующих танце-терапевтов, чем мы обучаем.
2. Танцевальный опыт не менее 2-х лет. Желательное владение двумя и более танцевальными стилями. Опыт показывает, чем более профессионален, многообразен и длителен опыт вовлеченности в танец, тем прочнее фундамент для будущей ТДТ-практики. Если опыт танца минимален (2-4 года), или был танцевальный опыт в далеком детстве – без постоянной практики движения/танца – человек все меньше использует ТДТ, и либо уходит из профессии вообще или идентифицирует себя с другими направлениями психотерапии. В лучшем случае ТДТ остается как элемент в практике консультирования. Наш преподавательский состав считает, что танцевальная/двигательная практика для танце-терапевта – обязательна. Это — и творческое вдохновение, и профилактика синдрома сгорания, и одна из форм «возвращения» в тело. Наша культура дуальна, она разделает тело и душу, материю и сознание, таким образом, воспитание и повседневная жизнь не способствуют интеграции души и тела, поэтому регулярные занятия танцем/ движением могут быть одной из форм поддержания психофизической личностной целостности.
3. Высшее психологическое образование или второе высшее по психологии/ психологическому консультированию или его эквивалент на базе педагогического или медицинского образования (см. Стандарты образования по ТДТ АТДТ (на основании требований европейского минимума по образовательным стандартам ТДТ).
Опыт показал, что опытные хореографы и преподаватели танца без психологического образования, в ходе обучения ТДТ не справляются с лавиной психологических и психотерапевтических понятий и информации. Поскольку поток знаний по ТДТ – достаточно объемный, они не успевают добирать общепсихологические знания, которые часто воспринимаются, как «птичий язык», или это требует таких невероятных усилий, что порождает огромную усталость уже к середине или к окончанию обучения. Поэтому предварительное психологическое образование – необходимо. Это позволяет человеку уже включиться в профессиональное психологическое поле, которое как любое профессиональное поле закрыто для людей извне. Другая проблема, заключается в том, что количество учебных заведений, которые дают хорошее образование по психологическому консультированию как в Москве, так и в других городах – ограничено. Часто наличие диплома – не является гарантией хорошего психологического образования. Тогда мы рекомендуем прослушать несколько курсов в Институте Практической Психологии и Психоанализа из общих дисциплин в программе «Психологическое консультирование». А для того, чтобы обеспечить общее понимание философии и методологии психотерапевтического процесса в программу нашего обучения ТДТ включены психотерапевтические дисциплины: навыки психологического консультирования (клиент-центрированный подход К. Роджерса), психоаналитические теории развития, теория и практика ведения терапевтических групп.)
4) Опыт работы в психологическом консультировании . Это очень важный момент, так как огромная трудность – это создание рабочих мест для танце-терапевтов. Гораздо больше шансов имеют те выпускники, которые уже работают как психологи, имеют репутацию у своих работодателей, и имеют возможность постепенно вводить ТДТ в свою работу, ведя одновременно просветительскую работу о ТДТ среди своих коллег. Это непросто для начинающих специалистов уметь рассказать о своей деятельности. Мы стараемся поддерживать наших слушателей, уделяя внимание вопросам написания программ и навыкам презентации. Очень многое также зависит от наличия/ развития лидерских и предпринимательских качеств. Некоторым навыкам мы можем научить, но это также очень зависит от активной позиции личности. В новом цикле обучения (2009-2011), мы стремимся уделить особое внимание навыкам социализации и умениям профессионального промоушена как танце-терапевтов. Но без активности самих выпускников –это не сработает. Например, на сайте Профессиональной лаборатории интермодальной терапии творческим выражением создается база данных ТД-терапевтов, а для вольнослушателей и выпускников — есть возможность создания личных страничек – но пока лишь немногие воспользовались этим…. В АТДТ – мы также создаем информационную базу по членам АТДТ и систему аккредитации АТДТ для большей прозрачности практики и гарантии качества ТДТ. Хотелось бы, чтобы члены АТДТ более активно использовали возможности заявить о себе и представить свою работу («Правила аккредитации программ в Экспертном Совете»).
Вернемся к истории обучения ТДТ, которая началась в 1995 году. При создании программы огромная помощь была оказана мне непосредственно Ириной Фроловой – психиатром и психотерапевтом с 18-летним опытом работы, хорошо знавшей официальное и вновь зарождавшееся поле психотерапии, которое пришло к нам после падения «железного занавеса». Ирина сыграла также свою роль в становлении Института групповой и семейной терапии Л. Кроля, и, таким образом, она имела опыт создания образовательного проекта. Личное «благословение» на открытие программы обучения от Джоан Ходоров (Chodorow), – одного из самых авторитетных танцевальных терапевтов в мировом профессиональном сообществе ТДТ — тоже сыграло свою немаловажную роль. Я познакомилась с ней в Берлине в сентябре 1994 года на Всемирном Конгрессе по ТДТ.
Мы начинали практически на невспаханном поле психотерапии. Само сочетание «танцевально-двигательная терапия» вызывало либо обостренный интерес, либо сильно пугало и отталкивало. Или же у людей существовало очень свое представление о ТДТ, имеющее мало общего с этой профессией. (Последнее широко распространено и сейчас). Встречалось и много скепсиса по поводу необходимости такого обучения… Но мы очень верили, что такая профессия должна быть в России! Профессиональный менеджер и экономист, специалист по негосударственным общественным организациям – Жанин Робертс (США), работавшая до середины 1996 года в Москве, — помогла создать АТДТ и воплотить в жизнь организационную структуру обучения.
Так, вместе с учреждением АТДТ в ноябре 1995 была открыта Международная обучающая программа по ТДТ – первый проект нашей Ассоциации. Через 4 года существования в 1999 году эта программа была аккредитована Институтом практической психологии и психоанализа – негосударственным образовательным учреждением с полной государственной аккредитацией. Впервые в России появилась возможность получения государственного диплома о профессиональной переподготовке по ТДТ. В декабре 2008 года в ИППиП была учреждена кафедра танцевально-двигательно психотерапии – для нас это означает интеграцию в государственную систему образования.
Нам поступало несколько приглашений по открытию программы по ТДТ от ведущих государственных университетов, но нам было важно иметь большую свободу, чтобы развивать программу с учетом международных стандартов. Мы ориентировались на стандарты Американской Ассоциации танцевальной терапии (ADTA) и на минимальные профессиональные критерии, приняты Европейской рабочей группой по профессиональному развитию ТДТ в 1997г. в Лондоне. Кстати, тогда также было официально закреплено название профессии как Dance/Movement Therapy – танцевально-двигательная терапия. В 2008 году эти стандарты были уточнены и детализированы и приняты Европейской Ассоциацией ТДТ. Название «танцевально-двигательная терапия» и «танцевально-двигательный терапевт» имеют право использовать те специалисты и организации, которые полностью разделяют и выполняют необходимые кодексы этики, практики и образования (в данном случае АТДТ), поскольку являются частью международного сообщества.
Хотелось бы упомянуть, что в основе структуры нашей программы – был анализ содержания 15 магистерских программ по ТДТ существовавших в 1994-95 году в США. Были выявлены обязательные компоненты знания, к тому же нужно было еще давать то, что практически не было развито в России. Например, в 1й обучающей программе большое количество часов было посвящено навыкам импровизации (преп. О.Сулименко, А.Андрианов, Р.Схупп (Нидерланды)) и мастерству танцевальной техники (преп. В.Лопатина, Г.Лломпарт (Пуэрто-Рико-США)). Потому что слушателям не хватало разнообразного танцевального опыта, а опыт импровизации в те годы был мало кому знаком. А во 2й (2000-2002) и 3й (2003-2005) обучающих программах было уделено большое внимание общим психотерапевтическим знаниям и связи танца с другими видами творчества. Во многом это было связано со все еще низкой психотерапевтической культурой в обществе, и почему-то было очень мало запроса на собственно ТДТ в тот период, больше говорили о терапии творчеством. Это были трудные годы и для специализации ТДТ и для АТДТ. Иногда казалось, что вся информационная работа по ТДТ уходит в пустую, в то время я сама, чтобы поддержать свою практику, расширила свое образование, получив в Швейцарии диплом по интермодальной терапии творческим выражением. ( http://www.egsuniversity.ch ). Этот период требует большего осмысления. Но, безусловно, его негативное влияние в том, что в нашем исследовании связи танца с другими видами творчества, стала теряться уникальность метода ТДТ, появилась еще большая размытость в не до конца сформированной идентичности ТДТ в те годы. Тем не менее, позитивным и неизменным моментом было то, что наши выпускники находили, что им ближе и следовали своему Поиску в жизни и в профессии, была ли она связана с ТДТ или нет. По всем обратным связям, которые мы имеем от наших выпускников этих лет — они говорят о том, что обучение для них было и огромным вызовом, и огромным благом, и очень значимой вехой их развития: кто-то применяет этот опыт в профессии, кто-то в личной жизни, кто-то и там, и там. Эти годы позволили сформировать уникальную международную образовательную среду, где есть место диалогу, встрече единомышленников, и исследованию творчества, как процесса и как законченного произведения, таким образом, мы еще больше включили разные формы танцевального перформанса и создание законченных танцев в наши методы работы. После 2004-2005 года произошли изменения: после некой паузы и какого-то замирания вновь стал возникать запрос исключительно на ТДТ от детских и психологических центров, психиатров, специалистов по перинатальной психологии и др. Много было приглашений от СМИ (журналы, телепрограммы), хотя немного было воплощено из этих контактов в проекты или статьи из-за абсолютного непонимания природы ТДТ, из-за какого-то иллюзорного представления об этом и путаницы с танцами, когда терапевтический эффект танца принимают за собственно танцевально-двигательную терапию.
Терапевтический эффект танца и ТДТ
Конечно, занятия с талантливым педагогом могут оказывать очень хорошее влияние на личностное развитие и вызвать позитивные изменения в человеке. Особенно это касается современных форм танца, таких как: контактная импровизация, соматическое движение, многие формы contemporary dance\а, которые работают на детальное осознание и развитие внутреннего чувствования движения, на расширение репертуара «естественного» движения, на развитие навыков импровизации. Этот опыт часто влечет сильное личностное раскрытие и может быть сильнейшим инструментом личностного развития, не являясь при этом ТДТ.
Навыки ведения терапевтического диалога на вербальном и невербальном уровне для направленной работы с эмоциями, мыслями, установками, образами и поведением по определенному запросу человека очень отличаются от мастерства танцевального педагога, даже если его ученики переживают личные инсайты, и танец помогает им что-то менять к лучшему в своей жизни. Например, я вспоминаю свое обучение у Бенуа Лашамбра – уникального танцовщика, артиста и педагога из Канады. Его курс длился 5 недель по 4 астрономических часа с понедельника по пятницу. Каждый урок начинался с вопроса: «Кто ты? Какова твоя идентичность сегодня?» Каждый должен был сделать соло на 3 минуты и представить его, как ответ на этот вопрос. Времени на «раздумье» не давалось. На разминках мы «растягивали сердце», «раскрывали тазовое дно», «двигали мысли»… Именно на этом курсе по “Complex Movement” – так назывался этот предмет в Европейском Центре развития новых форм танца в Арнхеме, Нидерланды – я вспомнила и прожила свою родовую травму – с трудом могла вдохнуть, не хватало воздуха почти 3 недели – думала, что у меня началась астма – а потом все вспомнила – момент рождения – и не-дыхание, когда на психологическом уровне страх смерти превратился в страх жизни. Именно на этом курсе я впервые сформулировала: кто я, что я на самом деле хочу, во что я верю, и что значит для меня изменение. Я прожила и осознала динамику развития своей идентичности от рождения до того настоящего момента, и получила уникальный опыт одновременной неизменности и полной изменчивости личной идентичности. Эффект сравним с самым сильным длительным психотерапевтическим опытом, но эти личные инсайты, и то, как это повлияло на мое отношение к себе и к другим людям, к собственной жизни вообще — не было целью данного курса. Мы учились искусству коммуникации со зрителем и формам коммуникации в импровизации как одного из навыков создания танцевальной хореографии и перформанса…
К сожалению, некоторые преподаватели танца, увлекаются личностными исследованиями и вступают на территорию исследования психики без необходимых терапевтических навыков – это лишь рождает небезопасность и невыносимость работы, люди просто не выдерживают таких занятий, так как открываются травматические переживания или сильные чувства, но пространства работы с чувствами там нет. Танцевальный педагог не знает, как его обеспечить, как с этим иметь дело. Такие истории периодически происходят на танцевальных семинарах очень интересных и талантливых педагогов в разных странах. Хотя они не называют себя танце-терапевтами. Если же преподаватель дает пространство для личных исследований, но при этом удерживает фокус обучения танцу, навыкам исполнительства, создания хореографии и т.п., то это лишь обогащает его метод и дает танцовщикам уникальный опыт и сценический навык. Часто же происходит, что танцевальный педагог, увлекаясь личностными исследованиями, начинает позиционировать себя как танце-терапевт, не обладая необходимым спектром знаний и навыков, порождая лишь путаницу в умах людей и поддерживая иллюзию владения ТДТ в себе.
Поэтому так важно определить, как мы понимаем и определяем свою идентичность как ТД-терапевты, поэтому надлежащее обучение (в соответствии с уже имеющимися профессиональными стандартами) и принадлежность к определенной школе и профессиональному сообществу будет с каждым годом играть все большую роль, так как рождает ориентиры профессионального самоопределения и является его основой.
В 4м цикле обучения (2006-2008) удалось сделать акцент на собственно мастерстве ТДТ не только в групповой, но и в индивидуальной работе, заработали регулярные групповые и индивидуальные супервизии, у студентов стал заметно расширятся опыт клинического применения ТДТ и увеличилась длительность работы с одним клиентом (http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20080203 ) или с одной группой, появилось регулярное интервизорское пространство выпускников. Я думаю, что это стало возможным благодаря общему повышению психологической грамотности в обществе, существованию развитого современного танцевального сообщества, а, следовательно – большая открытость новым формам танца, и более осознанное желание танцовщиков выйти за границы танца.
В 5м цикле обучения (2009-2011) мы делаем акцент на развитии единства философии и методологии преподавания ТДТ, будут усилены навыки наблюдения движения, вводится методология научного исследования, наконец, мы достигаем необходимого уровня интеграции и систематизации теоретического знания и практических навыков, поскольку теперь мы обладаем всем необходимым набором литературы и достаточным объемом переведенной литературы. Будет продолжаться работа по развитию различных форм ТДТ-супервизии, в том числе в виртуальном пространстве.
Большое внимание уделяется качеству личной терапии, мы пересматриваем списки рекомендованных терапевтов, так как важно, чтобы этически и философски их работа согласовывалась с тем, чему мы обучаем. Опыт показал, что не все очень хорошие и известные терапевты могут быть рекомендованы нашим студентам. Раньше мы не очень уделяли внимание такой «гомогенности». В результате получалось, что мы обучали одному, а слушатель получал совсем другой опыт в терапии. Получалась «сшибка», что лишь усиливало непонимание: «А чему меня учат? А как работать этими методами? Как выстраивать отношения с клиентами? В чем моя роль как танце-терапевта?…» Сейчас при формировании списка рекомендованных терапевтов мы учитываем, что специалист четко выдерживает сеттинг, может работать на длительной и регулярной основе, уделяет внимание феномену переноса-контрпереноса в терапевтическом процессе, гарантирует конфиденциальность, сам имеет необходимое образование в своем методе, опыт личной терапии и супервизии и разделяетЭтический кодекс АТДТ.
Многие наши выпускники не работают с длительными случаями, поэтому выбор рекомендованных ТД-терапевтов по–прежнему очень ограничен. Так основная нагрузка по первым этапам формирования проф.идентичности ТД-терапевта ложится на преподавателей обучающей программы и ТДТ-супервизоров. Сейчас у наших выпускников 2008 года появилось больше мотивации и интереса именно к длительной работе, поэтому можно сказать что, дело сдвинулось с мертвой точки, и мы сможем подготовить ТД-психотерапевтов.
Таким образом, обучение ТДТ постоянно развивается, чтобы дать максимальные знания нашим слушателям, с учетом быстро меняющегося времени и текущего запроса в обществе относительно ТДТ и развития общей психотерапевтической культуры в России.
Мы стараемся максимально подготовить наших слушателей к практике, поэтому важно:
1. в обучении выполнять все требования по посещаемости и активной работе на курсах и семинарах;
2. начать практику не позднее 3 семестра (иначе не будут выполнены требования по практике и супервизии) и постепенно наращивать количество часов, насколько это возможно в каждом индивидуальном случае;
3. проходить личную терапию и вбирать «в себя феноменологию того, что значит быть пациентом» (Kaslow, 1974);
4. работать с литературой и принимать участие в ее обсуждении;
5. практиковать только с супервизорской поддержкой. Как показывает практика, умение обучаться через супервизию особенно на этапе завершения обучения и расширения своей ТДТ-практики имеет краеугольное значение. Чаще всего непроработанные нарциссические травмы заставляют человека избегать супервизий, обесценивать их опыт – тогда студент, даже очень талантливый может останавливаться в развитии, что также порождает либо путаницу в профидентичности, либо неадекватное восприятия уровня своей проф.компетенции.
Интеграция всех видов этого опыта обучения и дает возможность определять и развивать фундамент профессиональной идентичности как ТД-терапвта. И хочется верить, что на данном этапе мы сможем обеспечить необходимые для этого условия.
О миссии обучения
Нам изначально было важно интегрировать то лучшее, что уже есть в психотерапии России с международным опытом обучения психотерапии и ТДТ. Поэтому мы всегда старались привлечь ведущих российских специалистов (Е.Михайлова, О.Троицкая, И. Хамитова, Т.Ребеко, В. Зимин и др.) и дипломированных танцевальных терапевтов. Многолетнее сотрудничество нас связывает с Ириной Клефф, DTR***, Розой Марией Говони, ADTR**, Патрицией Палларо, ADTR и др. Большим подспорьем является 11-летнее сотрудничество с ART THERAPY ITALIANA, отделение ТДТ. Это – одна из самых развитых программ по ТДТ в Европе. Ее основатель и руководитель Роза Мария Говони и Патриция Палларо – ее штатный преподаватель, оказали и оказывают очень большую помощь в содержательном и организационном развитии программы. Патриция Палларо – консультант обучающей программы по ТДТ ИППиП с 2006 года.
Хотела бы рассказать историю, которая произошла с ТДТ в одной стране. Пусть имена и названия этой истории останутся анонимными. Там также была создана одна из лучших обучающих программ в международном поле ТДТ. На протяжении 20 лет основатели и их последователи делали многое для завоевания ТДТ репутации серьезного направления психотерапии в стране, их выпускники имели хороший вес в психотерапевтическом сообществе. Однако к управлению национальной Ассоциацией ТДТ пришли новые люди, для которых самым главным является быстрый коммерческий эффект. Стала быстро расти численность обучающих курсов по ТДТ. При этом слушатели 4х летней программы по ТДТ и выпускники годичных курсов по ТДТ получают от национальной АТДТ этой страны единый сертификат. И вскоре многие стали предпочитать быстро поучиться, признавая, что качество обучения в 4-х летней программе несравнимо с их обучением. Но действуют экономические законы (в бутик всегда зайдет меньше людей, чем на вещевой рынок). А Эйнштейн говорил, что — хорошее образование – всегда дорого. За 5-7 лет – высокая репутация ТДТ была практически уничтожена, и отношение психотерапевтов к танце-терапевтам стало скептическим. Отрадно лишь, что эта 4-хгодичная программа по ТДТ продолжает существование, а ее выпускники продолжают работать. Мы тоже имеем такую опасность. Ко мне и к моим коллегам не редко поступают предложения открыть очередные «быстрые» курсы по ТДТ иногда не просто для всех психологов, а вообще – для всех, предлагая хорошие финансовые условия. Это и соблазн для наших выпускников, не получивших необходимого уровня профессиональной компетенции (тренера или преподавателя). Мне кажется, что в этой ситуации – главное выстоять и не идти на компромиссы. В ситуации новой профессии всегда легче начать ей обучать, чем работать на создание рабочих мест. Это путь наименьшего сопротивления. Поэтому для всех наших преподавателей — основа деятельности – это танце-терапевтическая практика, а преподавание ТДТ – это ½ или 1/3 общей психотерапевтической деятельности. Наша задача на настоящем этапе профессионального становления уделить максимальное внимание развитию занятости танце-тарапевтов и их социализации. Мы готовы способствовать и поддерживать лишь те образовательные проекты по ТДТ, которые выполняют стандарты обучения АТДТ по профессиональному обучению и по повышению квалификации.
Наша миссия состоит не в том, чтобы изобретать ТДТ заново как велосипед, или воплощать собственные авторские фантазии относительно того, что такое ТДТ, чему и как надо учить.
Наша миссия в том, чтобы передать уже сформировавшуюся в мире традицию школы ТДТ, и только на этой основе совершенствовать методологию обучения и практики ТДТ, с учетом социо-культурных условий российской действительности и с учетом запроса общества о ТДТ, параллельно способствуя развитию такого запроса и уделяя огромное внимание повышению общей психотерапевтической грамотности и культуры.
Конечно, внутри ТДТ существует несколько направлений. И мы приветствуем это разнообразие. Наша школа опирается на знания психодинамических законов, на понимание онтогенеза личности и межличностной динамики в семейной системе и в группе. Мы обучаем работать в терапевтических взаимоотношениях (в терапевтическом альянсе) методами ТДТ с соблюдением профессиональной этики. Это дает возможность нашим выпускникам выбирать широкий спектр практики – от развивающих двигательных/ танцевальных занятий и групп личностного роста до работы в клинике (с тревожными, депрессивными расстройствами, психиатрическими диагнозами, психосоматическими заболеваниями, физическими ограничениями и т.п.) для любого возраста.
Мы следуем уже подтвержденному практикой и научными исследованиями закону, который можно было бы сформулировать так: «Чем глубже знание и понимание традиции, тем ярче и разнообразнее инновация и появление авторских методик». Аттестационные (дипломные) работы наших выпускников (они представляют на экзамене свои авторские тематические проекты по ТДТ) полностью подтверждают этот тезис.
В обучении психотерапии и ТДТ в частности очень важным является передача мастерства из рук в руки. Это напоминает издревле существующую систему «мастер – подмастерье», а на глубоком психологическом уровне имеет смысл личностной инициации в Знание, подобно древним культам передачи целительского дара. Поэтому до сих пор психотерапевты, чтобы узнать единомышленников, спрашивают не просто, какой у вас диплом, а у кого вы учились. Нас радует, тот факт, что через своих учителей преподаватели нашей программы и соответственно ее выпускники могут проследить свою профессиональную родословную к основоположникам ТДТ – Труди Шуп, Мэри Уайтхаус, Мэриан Чейс, Альме Хоукинс, Ирмгард Бартениефф и др., а через многих из своих личных терапевтов, – к З.Фрейду, К. Г. Юнгу, Ф. Перлзу, К.Роджерсу и др.
Кафедра ТДТ ИППиП
В начале хотелось бы сказать несколько слов об ИППиП (Институте Практической психологии и психоанализа)
ИППиП – это одно из первых в России учебных заведений эпохи перестройки, дающих систематическое образование по психологическому консультированию и психотерапии. Он уникален тем, что с момента своего основания в начале 90-х годов (тогда называвшийся «Академическая Школа Практической Психологии») опирался и интегрировал мировой опыт обучения психотерапии. Например, супервизорские группы проводились с самого начала обучения, что тогда едва ли существовало в России. Организовывались терапевтические группы для получения личной терапии. Преподавателями были замечательные специалисты очень высокого уровня из США и Европы. Постепенно к ним присоединялась команда известных российских специалистов (Ю.Алешина, С. Аграчев, М.Аратюнян, А. Варга, Е.Лопухина). ИППиП уже неоднократно подтверждал свою государственную лицензию, также все больше интегрируясь в систему государственного высшего и постдипломного образования РФ. Обучающая программа по ТДТ, существующая в ИППиП с 1999г., также постепенно интегрируется в гос.систему образования, выполняя как ее требования, так и международные требования по проф.стандартам ТДТ.
Как результат, произошло важное событие – 29 декабря 2008 года была открыта кафедра танцевально-двигательной психотерапии. Это означает, что обучающая программа по ТДТ полностью выполняет стандарт о профессиональной переподготовке – т. е имеет учебный план более 500 ак. часов, и программы курсов, оформленные в соответствии с требованиями по учебно-методическим комплексам Мин.образования РФ. (примечание: обучение до 500 часов –это программы повышения квалификации).
Это событие также ставит новые задачи в развитии обучающей среды, как основы формирования проф.идентичности ТД-терапевта. Можно выделить 3 новых и несколько приоритетных направлений последующих лет:
1. развитие научно-исследовательской работы (проведение и публикации научных исследований, защиты кандидатских диссертаций по ТДТ);
2. развитие клинической базы для практики слушателей обучающей программы. (Сейчас слушатели сами ответственны за организацию своей клинической практики во время обучения). Постепенно нашим выпускникам все больше становятся интересны направления связанные с клиническим применением ТДТ. Нам предстоит огромная работа по поиску таких мест и налаживанию контактов с государственными и частными больницами, клиниками, реабилитационными центрами. Поэтому мы будем рады любым инициативам и идеям в этой связи с вашей стороны, уважаемые члены АТДТ. Это поможет постепенному созданию и развитию рабочих мест для танцевально-двигательных терапевтов в сфере здравоохранения, психологической помощи и реабилитации;
3. развитие системы стажировки и подготовки тренеров и преподавателей ТДТ (см.уровни профессиональной компетенции и стандарты профессионального образования ТДТ).
4. развитие «Института супервизоров». Этот проект стартовал летом 2007 года, благодаря консультационной поддержке Патриции Палларо и ее семинару «Супервизия для супервизоров». В 2007-08 уч.года – он работал как пилотный проект, который прояснил вопросы связанные, с тем, что такое супервизия в ТДТ, каковы компоненты оценки супервизорской работы (супервизора и супервизируемого), какова специфика супервизорской работы для обучающего супервизора, т.е. который работает непосредственно со слушателями обучающей программы ТДТ, и др. Вторая фаза проекта – анализ полученного опыта, с тем чтобы «Институт супервизоров» заработал как программа повышения квалификации, для тех, кто хотел бы овладеть мастерством супервизора в ТДТ (согласно новым правилам АТДТ – для тех, кто имеет уровень профессиональной компетенции как танцевально-двигательный психотерапевт).
5. дальнейшее совершенствование методологии преподавания, и на этой основе выпуск методических пособий, учебников по ТДТ и переведенных книг по ТДТ.
6. поддержка и дальнейшее развитие трёх уровней регулярных супервизорских групп: (1) интервизоркая группа выпускников обучающей программы ТДТ ИППиП, (2) групповая супервизия для слушателей программы и практикующих вольнослушателей, (3) супервизорская группа для преподавательского состава программы.
7. развитие базы данных рекомендованных психотерапевтов и супервизоров для слушателей программы.
Заключение
На данном этапе становления профессии ТДТ в России можно сделать вывод, что – качество профессиональной подготовки ТД–терапевта является одним из ключевых факторов.
Начинающему танце-терапевту к концу обучения важно определить для себя:
— как он понимает свою профессиональную роль как танце-терапевта,
— как он понимает терапевтический процесс в ТДТ, т.е. каковы внутренние
процессы клиента и танце-терапевта, каким образом они взаимосвязаны;
— как формулирует основы своей профессиональной философии укорененной в личной истории, осознанных жизненных ценностях и на понимании своей профессиональной миссии.
Ответы на эти вопросы наши слушатели озвучивают на защите аттестационных выпускных работ.
Опыт показывает, что выпускник Обучающей программы по ТДТ должен обязательно продолжать практиковать как танце-терапевт, продолжать личную терапию, групповые, индивидуальные и коллегиальные ТДТ-супервизии, продолжать работать с литературой. Если эти условия не соблюдаются, то развитие проф.идентичности сильно замедляется или останавливается.
Мы понимаем, что трудности с обеспечением себя работой как танце-терапевта (так как количество практики имеет решающее значение), ограниченность числа ТДТ-супервизиоров и ТД-терапевтов замедляет формирование идентичности танце-терапевтов в нашем сообществе. Наш подход и философия напоминает терпеливое «взращивание», поэтому идет в том темпе, к которому есть готовность у нас и в окружающем мире. Мы не форсируем события. Это трудоемкий и длительный процесс: как у садовника воздевающего парк от семян до аллей деревьев и кустарников, прекрасных цветов и облагороженных прудов.
Есть уверенность в том, что следующее десятилетие – будет десятилетием окончательного определения идентичности танце-терапевта в России. И наша традиция обучения будет продолжать закладывать основы профессионализма в ТДТ и в понимание его критериев. Нам важно просто хорошо делать свое дело, осознавая свои возможности и ограничения.
Я понимаю, что данная статья получилась довольно обобщающей. В начале я упоминала, что это лишь начало публикуемого и системного осмысления роли нашего обучения в становлении проф.идентичности ТДТ. Мы готовим статистическое исследование по этой теме. Тем не менее, надеюсь, что это сообщение позволит сфокусировать вопросы, с разных сторон увидеть сильные стороны обучения и те, которые, требуют повышенного внимания. Поэтому отклики и размышления наших слушателей и выпускников особенно приветствуются. Спасибо за внимание.
Литература:
Бирюкова И.В. Об опыте обучения ТДТ// Бюллетень АТДТ, №1, 2009.
Хамитова И.Ю. Этапы профессионального развития // в «Системная семейная терапия: классика и современность». М.: «Класс», 2005.С. 350–371.
Хамитова И.Ю. Развитие профессиональной идентичности консультанта// Журнал практической психологии и психоанализа №1, 2002. http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20000106
Примечание:
*CAGS — Certicate of Advanced Graduate Studies — сертифицированный преподаватель и супервизор в области интермодальной терапии творческим выражением
**ADTR — a member of Academy of Dance Therapists Regitered — член академии аккредитованных танце-терапевтов, т.е. аккредитованный преподаватель-супервизор ТДТ
***DTR — Dance Therapist Registered — зарегестрированный (аккредитованный) танце-терапевт, т.е. аккредитованный практик ТДТ